Запуск цикла публикаций – воспоминания о военном детстве

Опубликовано KA9036 - чт, 10/29/2020 - 23:48

Представляем вашему вниманию цикл публикаций, основанных на воспоминаниях жителей Костомукшского городского округа о военном детстве. Материал для статей собран добровольцами из Вокнаволока и Костомукши в рамках проекта «Маленький человек на большой войне».

Вы прочтете истории простых жителей Карелии. Узнаете о чувствах и переживаниях людей, которым суждено было стать невольными участниками трагических событий. Окунемся в омут памяти, поговорим еще раз о солдатах, о партизанах, о матерях и детях, о стариках, вынесших на себе это бремя. Их рассказы о том, как было больно и страшно, о холодных объятиях войны. Они должны научить нас сохранять мир на планете.

Рассказ первый
Лесонен Галина Васильевна:

«Наша семья в эвакуации не была, мы жили в Вокнаволоке, в районе Кююрëля. В 17 лет мой папа партизанил, он хорошо знал деревню. Был участником лыжного батальона, разведчиком. А вот его отец во время войны находился в Финляндии, а мама в Кепе. Она сторожила склады, там ее и убили. Мой дед, когда вернулся из Финляндии в деревню, подорвался на финской мине в родном районе Кююрëля и умер. Где он похоронен, мы так и не узнали, толком нам не показали. Папа вернулся обратно в Вокнаволок в декабре 1946 года. Мы продолжили жить в Кююрëля. В том районе во время финской оккупации был лагерь. Можно даже сейчас увидеть мотки колючей проволоки. Папа очень мало рассказывал о войне, не любил вспоминать. Знаю, что его соседа и друга Василия Кириллова прятали в печке от финнов, в подвале. Это Мякеля Агафья ему помогала выжить. После войны он был осужден советским правительством, но позже реабилитирован посмертно. Вот и всё».

Рассказ второй
Айли Реттиева поделилась своей историей в комментариях к публикации предыдущего рассказа:

А наша семья вообще не могла эвакуироваться из деревни Ладвозеро. Мы, то есть родители ( я родилась1.10.1941), всего 18 человек [отправились] по речке в сторону Суднозеро. Но финны встретили по пути на каком-то острове и заставили вернуться обратно. Всю войну мы жили в Ладвозере. Там до сих пор сохранились остатки того дома, где я родилась. В конце войны нам предложили уехать в Финляндию, но папа был категорически против. Они говорили, что на днях немцы возьмут Москву, и вам будет конец. На что папа сказал, что Москву вам не видать как своих ушей. Один из них уже хотел застрелить отца, но мы, дети, окружили его со всех сторон. Видимо, он пожалел нас, и отец остался живой. Нас, детей, было 9 человек. Все-таки, оказывается, финны были не немцы. Всю войну жить так было очень страшно.

*Изображение взято в группе в социальной сети ВКонтакте Общества карельской культуры VIENA